фильмы, которые вдохновляют
Наш VK-паблик


Большой куш (Snatch). Цитаты

Меня зовут Турецкий. Смешное имя для англичанина, я знаю. Мои родители вместе летели на самолете, когда тот разбился, там они и познакомились, а потом назвали меня, как тот самолет, который был турецкий.

А это Томми. Он всем говорит, что его назвали в честь автомата Томми-ган. На самом деле его назвали в честь знаменитого в XIX веке балетного плясуна.

— Я расскажу вам всю историю, целиком. Дело в том, что при переводе Септуагинты слово, которое на иврите значит «молодая женщина», перевели на греческий как «девственница». Ошибиться было легко, потому что там совсем небольшая разница в произношении. Из этой ошибки выросло пророчество: «Девственница понесет и родит нам сына». Понимаете? Внимание людей приковало слово «девственница». Не каждый день девственница беременеет и рожает. Но дайте этому пророчеству пару сотен лет настояться… и в результате получите святую католическую церковь.
— Ой вэй, и что уже ты хочешь сказать?
— Я таки хочу сказать, что если даже что-то и написано, это вовсе не значит, что так оно на самом деле и есть.

— А разве можно так бить?
— Это подпольные кулачные бои, Томми. Это не соревнования по щекотке. Эти парни занимаются тем, что делают друг другу больно.

— Что там с сосисками, Чарли?
— Через две минуты, Турецкий.
….
— Что там с сосисками, Чарли?
— Пять минут, Турецкий.
— Пять минут назад ты сказал, что будет готово через две минуты.

— Так они что, цыгане, что ли?
— Ненавижу, блядь, цыган.
— Какой ты чувствительный мальчик, Томми.

— Ебать-колотить. Держите меня крепче. Что это такое?
— Это мой ремень, Турецкий.
— Нет, Томми. У тебя пистолет в штанах. Что делает пистолет у тебя в штанах?
— Это для защиты.
— Для защиты от кого? От фашистов, что ли? А ты не боишься отстрелить себе яйца, когда присядешь? Где ты его взял?
— У Бориса Бритвы.
— Борис — это который охуенно хитрожопый русский?

Тяжесть — это хорошо. Тяжесть — это надежно. Даже если не выстрелит, таким всегда можно врезать по башке.

Борис «Бритва», или Борис «Хрен Попадешь». Резкий, как удар серпом по яйцам, и жесткий, как удар молотом. Живой советский герб. Говорят, эту сволочь вообще невозможно убить.

— Вытащи свой язык из моей жопы, Гари. Обычно так лижут собаки. Ты ведь не собака, Гари?
— Нет. Нет, я не собака.
— Тем не менее… По всем признакам ты самая настоящая собака. По всем, кроме верности.

Ходят слухи, что Кирпич любит избавляться от людей с помощью электрошокера, пластикового мешка, липкой ленты и своры голодных свиней.

Лиам, ты совершенно безжалостный пиздюк, вот что я тебе скажу. Но сейчас не время для жалоб. Эррол, скормите его свиньям.

Если хочешь иметь дело с Кирпичом, самое главное — не попадать в долги. Если попал — пиши пропало. Это значит, теперь ты у него в кармане. А раз уж ты попал к нему в карман, обратно дороги нет.

— Это Ланкаширские свиньи?
— А кто с тобой, блядь, разговаривает, мальчик?

Борис, этот Фрэнки Четыре, ебать его в рот, Пальца, имеет при себе бриллиант размером с кулак.

— 86 карат.
— Где?
— В Лондоне.
— В Лондоне?
— В Лондоне.
— В Лондоне?
— Да. В Лондоне. Ну, это там где рыба, чипсы, чай, дрянная еда, отвратная погода, Мэри, ебать ее в сраку, Поппинс. Лондон.

Это Даг Голова. Каждый знает Дага Голову. Если есть камни и эти камни ворованные — это к нему. Даг притворяется евреем. Он хочет быть евреем. Он даже своей семье говорит о том, что он еврей. Только из него еврей точно такой же, как из меня, блядь, гамадрил.

— Что вы здесь стоите?
— Это свободная страна, не так ли?
— Ну, а это — частный магазин, не так ли? Пиздуйте отсюда.

— Девочки, я хочу вас видеть в своем офисе. Мне только что звонил кузен Ави. Скоро вы с ним познакомитесь.
— Да, папа. Ты нам говорил.
— Он серьезный человек в Нью-Йорке.
— Да, папа. Ты нам говорил.
— Девочки, я хочу видеть вас в своем офисе.
— Да, папа. Ты нам говорил.

— Это кемпинг. Цыганский кемпинг.
— Прямо в десятку.
— И что мы здесь делаем?
— Покупаем дом на колесах.
— У кого покупаем? У этих ебаных цыган? Ты в своем уме? Это херово закончится.
— С тобой — все будет нормально.

Ненавижу, блядь, цыган.

— Крутая машина, мистер.
— Ну, не такая крутая, как твой велик. Как дела?
— А кого вы ищете?
— Мистера О’Нила.
— Хотите, я его приведу?
— Было бы неплохо.
— Так ты его найдешь?
— Да.
— Ну и чего же ты ждешь?
— Жду, когда ты заплатишь мне пять фунтов.
— Да иди-ка ты на хуй, я его и сам найду.
— Два пятьдесят.
— Могу дать фунт.
— Ну ты, блядь, и жлоб.

С цыганами одна проблема. Невозможно понять, что они говорят. Они говорят и не по-ирландски, и не по-английски.

— Мистер О’Нил.
— Да ну на хуй. Зови меня Микки.

— Спроси, не хотят ли они выпить.
— Да, готов убить кого-нибудь за выпивку.
— Не надо здесь никого убивать, это я вам говорю.

— А большой парень с нами не пойдет?
— Он присмотрит за машиной.
— Он что — за воров нас держит, что ли?
— Нет, ничего подобного. Просто ему нравится присматривать за машинами.

— Хорошие пёсики. Тебе нравятся пёсики?
— Пёсики?
— Да.
— Да песики.
— Песики. Нравятся песики?
— А, собаки. Да, пёсики мне нравятся. Но дома на колесах мне нравятся больше.
— Добро пожаловать.

Если кто и умеет торговаться, так это цыгане. Наверно, именно поэтому они так и разговаривают, чтобы невозможно было ничего понять.

— Слышь, ты его смотрел, когда покупал? Ну, а я помогал тебе изо всех сил, как мог. Видишь свою машину? Давай, иди покатайся.
— Слышь ты…
— Пиздуй отсюда, пока ходить можешь.
— Никто…
— Никто тебе ничего не делает, пока ты сам не нарвешься.
— Ладно, верни наши деньги и забери себе свой домик.
— Да на хуй он мне сдался, если у него, блядь, нет колес?

— Лучше не вставай! Лучше не вставай! Ляг, ебаный в рот, и лежи. Я тебе обещаю: вставать тебе не захочется.
— У тебя смертельный удар, пидор жирный, ты об этом знаешь?

Оказалось, что этот болтливый, разрисованный татуировками цыган — чемпион по подпольному боксу среди цыган. А это значит, что он тверже, чем гвоздь для гроба. Но Томми сейчас думает не об этом. Томми знает, что если через несколько минут Роскошный Джордж не очухается, то его, Томми, похоронят вместе с ним. Зачем цыганам кому-то объяснять, почему и отчего в их таборе умер посторонний человек? Проще похоронить обоих и съехать на другое место. Номеров социального страхования у них ведь нет, так? И сейчас Томми по кличке «Сиська» молится. А если не молится, то ему, блядь, следовало бы этим заняться.

— Нет, это моссонит.
— Моссо что?
— Моссонит, искусственный бриллиант, Линкольн. Игрушка, стекляшка, дешевка. И стоит он… Да он вообще ни хуя не стоит.

— Может, ты знаешь что-то такое, чего я не знаю?
— Слушай, я наверное очень много знаю такого, о чем ты даже не подозреваешь.

— Тайрон, дружище, это ворованная машина.
— Когда я сижу за рулем, это моя машина.

— Где она была?
— Убежала обратно к цыганам.
— Иди ты. И как она их нашла?
— Ну, не знаю. Я ведь не собака, Сол. Спроси у собаки. Может она, блядь, самонаводящаяся или типа того.

— Что это?
— Это дробовик, Сол.
— Да это, блядь, зенитка, Винсент.
— Я хочу устроить панику, понятно?
— Ты там бойню устроишь, а не панику.

— Как насчет встать вон на том месте?
— Там слишком тесно.
— Слишком тесно? Да туда, блядь, Боинг посадить можно.

— За каким хуем ты выставил Роскошного Джорджа на бой за два дня до боя с Бомбардировщиком?
— Противник был в два раза меньше его. Я не ожидал, что так получится.
— Ты поставил человека на бой по запрещенному боксу Какого хуя еще ты ожидал? Натирки мазями и массажа шиатсу?

— Что мы теперь скажем Кирпичу? Что бой не состоится?
— Мы заменим бойца.
— И что, есть надежда, что Кирпич не заметит? И кого же, блядь, мы выставим на замену?
— Джон Пистолет подойдет? Или Вилли Сумасшедший кулак?
— Я смотрю, ты не в курсе, да? Сумасшедший кулак сошел с ума,а Пистолет застрелился.

— Такие очаровашки, прямо краска на стенах сворачивается.
— А ну давай, разозлись уже, пидарас шерстяной! Как только на ринг выходить, так обсирается от страха. А потычешь палкой — звереет прямо на глазах.

— Мы потеряли Роскошного Джорджа.
— Ну-ка повтори еще разок.
— Мы потеряли Роскошного Джорджа.
— Где, говоришь, вы его потеряли? Это ведь не какая-то ебаная связка ключей от машины, а? И не потому вы его потеряли, что он охуел до полной бессознательности, а?
— Мы не отказываемся от боя.
— Могу поспорить на твои яйца, что вы не отказываетесь.
— Мы меняем бойца.
— Ох, ни хуя себе, твоя девчонка еще и говорить умеет? И на кого же ты его поменяла, милая?
— Ты его не знаешь, но он крут.
— Крут? Да пусть он будет хоть Мохаммед Брюса Ли, вы не можете менять бойцов.

— Ты вообще как, в курсе, почему его зовут Фрэнки Четыре Пальца?
— Понятия не имею.
— Его так зовут потому, что он делает идиотские ставки с опасными людьми. А когда он не может расплатиться, ему делают обрезание. Только не подумай, что на хую.

— Мне очень не нравится выезжать из своей страны, Даг, особенно если это выезд не на теплый песчаный пляж, где подтаскивают коктейли с маленькими соломенными шляпками.
— У нас тут тоже есть песчаные пляжи.
— Да кому они на хуй нужны, эти ваши пляжи?

— Деньги в мешок.
— Ставки сделаны.
— Да мне по хуй ваши ставки.
— Понимаю. Но все… ставки… уже… сделаны… А если все ставки сделаны, денег в кассе быть не может.
— Ни хуя не верю!
— А я тебя ни хуя не убеждаю. Это факт.

Выглядит он просто как жирный пидарас. Он и есть жирный пидарас, только очень опасный.

— Они выставляют двух собак — гончих. На зайца. И заяц должен удрать от собак.
— А если не удерет?
— Ну, тогда зайцу пиздец.
— Полный пиздец?
— Да, Томми. Несмотря на то, что фашисты еще не высадились.

— Слышь, я, блядь, не колдун, я мертвых не оживляю.
— Но ты же такой плохиш, а плохиши знают, как надо избавляться от трупов.
— Я только делаю трупы. Я не умею избавляться от трупов.

Если будете таскать труп одним куском, у вас всегда будут проблемы. Лучшее, что можно с ним сделать — это расчленить на шесть кусков и сложить их горкой. А вот когда вы расчлените труп на шесть кусков, тогда от него можно избавляться. Только не надо прятать куски в холодильник, чтобы маму не напугать. Вообще я слышал, что лучший способ — это скормить труп свиньям. Свиней надо несколько дней не кормить, и после этого они сожрут расчлененный труп за милую душу. Но для того, чтобы мясо хорошо переварилось, надо сперва побрить трупу голову и вырвать все зубы. Конечно, этим можно заняться и потом, но кому охота выковыривать зубы жертвы из свинячьего говна? А кости они сожрут без проблем.
Для того, чтобы за раз избавиться от одного трупа, надо как минимум 16 свиней, поэтому остерегайтесь владельцев свиноферм. Тело весом в 200 фунтов свиньи сожрут примерно минут за 8. А это значит, что одна свинья сжирает 2 фунта сырого мяса в минуту. Именно отсюда происходит присловье «жадный, как свинья».

Вы знаете, что обозначает слово возмездие? Возмездие — это акт отмщения, это месть, осуществляемая любыми средствами. В данном конкретном случае это осуществит охуенная сволочь. Это я.

— А как насчет Тони?
— Тони — Пуля в зубах?
— Какая еще Пуля в зубах?
— Он надежен.
— Он кого угодно достанет хоть из-под земли.
— В него попали шесть раз подряд, но убить не смогли. Пули он вынул и переплавил.
— Из двух пуль отец сделал ему зубы, поэтому он любит отца.
— Он лучший, он найдет Фрэнки.
— Попали шесть раз?
— За раз.

— И как мне тебя звать? Пуля или Зуб?
— Зови хоть Сюзанной, если тебе так нравится.

— Букмекера выставили вчера вечером.
— Выставили? Тони, говори понятнее. Вроде бы, блядь, английский язык придумали у вас, а говорите все так, что ни хрена понять невозможно.
— Выставили, то есть ограбили.

— Мне нужен пистолет.
— Не нужен тебе никакой пистолет. Тебе нужен я.

Какая печальная ирония: тебя погубит твой модный галстук.

— Хули ты делаешь, Тони?
— Еду по улице, зажав твою башку стеклом. А сам как думаешь, что я делаю?

— Это тот Борис, который Хрен Попадешь?
— А почему его зовут Хрен Попадешь?
— Да потому что в него хрен попадешь, Ави.

— Какой еще к хуям муляж, а?
— Они не боевые, но выглядят как настоящие, и никто не будет спорить. А патроны хоть и холостые, но особо громкие — на всякий случай.
— На тот случай, если мы решим оглушить его до смерти, что ли?

Кирпич решил, что если разбить наши игровые автоматы, это поможет мне убедить Мики. И, как будто этого было недостаточно, он решил, что еще было бы неплохо сжечь домик матери Мики. Сжечь тогда, когда она в нем спала.

— Пойдете за нами — пристрелю на хуй.
— Успокойся, сынок. Не шали.
— У меня пистолет, сынок. Поэтому сам не шали.

Каким же дураком я себя чувствую. Его мать дымится рядом с нами, а я прошу его подраться на ринге.

— Русские… Русские… Как я сам не догадался? Шлюхи казацкие, антисемиты проклятые. Чё ты знаешь про этого гоя?
— Бывший сотрудник КГБ. Прошел спецобучение на тайного агента. Его будет невозможно найти.

— Да.
— Пап, тут какой-то странный человек хочет продать нам бриллиант на 84 карата.
— Откуда он?
— Не знаю. Трудно сказать. У него тяжелый русский акцент.

— Срочно везите меня к врачу! Пристрели этого пидора! А потом вези меня к врачу.
— Хорошо, но сперва мы получим камень. Сперва камень. Потом врач. И не просто врач, мальчик мой. А хороший еврейский врач. Разыщи моему другу хорошего еврейского врача.

— Какие еще к хуям муляжи, а?
— Они не боевые, но выглядят как настоящие, и никто не будет спорить. А патроны хоть и холостые, но особо громкие. На всякий случай.
— На тот случай, если мы решим оглушить его до смерти, что ли?

Охуенно хитрожопый русский.

— Как нам от него избавиться?
— Хочешь застрелим?
— Это слишком шумно.
— Хочешь зарежем?
— Это слишком жестоко.
— Так ты хочешь его убить или что?

— Они вообще как — стреляют?
— Конечно стреляют.
— Откуда ты знаешь? Это ведь муляжи. Что ты знаешь про муляжи?
— Хули ты делаешь, Соломон?
— Ты ведь хотел узнать — стреляют они или нет.
— Я не предлагал пробовать в машине, Сол, мудак ты такой!

— Что будем делать с Бутоном?
— Ну, если хочешь, можешь взять его с собой. Только определись, какая часть тебе больше нравится?

— Говорят, русские крайне опасны. А этот — вообще со всех сторон ненормальный.
— Да мне по хуй, какой он. Мне только нужен нормальный ствол, и все вопросы сразу решены.
— Господи, Томми, да у тебя и впрямь рука не дрогнет. Ну, тогда давай быстрее,
пока фашисты не высадились. Просто покажи ему, кто здесь главный.

— Я не хочу лишнего шума и поэтому не буду пускать тебе пулю в башку, но если ты сейчас же не отдашь то, что мне надо, здесь произойдет охуенное убийство.
— Как тебя зовут?
— Пристрели его.
— Отпусти пистолет!
— Так, значит, ты — местный хуй… а эти по бокам — твои яйца. Бывает два типа яиц: здоровенные, храбрые яйца и маленькие пидорастические яйчишки.
— Это твои последние слова, ты лучше молись.
— Понятно, каждый хуй всегда стоит и зорко озирается, только мозгов у него нет. И как только почует пиздятину, он сразу оживляется. И вот ты решил, что здесь пахнет старой доброй пиздятиной, и приволок с собой свои пидорастические яйчишки, чтобы повеселиться. Но ты немного перепутал. Никакой пиздой здесь не пахнет. Сейчас ты пожалеешь о том, что не родился бабой. Как и положено безмозглому хую, ты не разбираешься в ситуации и теперь ты начинаешь сморщиваться. И твои маленькие яйчишки
сморщиваются вместе с тобой. Это потому, что на боку твоего пистолета написано «МУЛЯЖ», а на боку моего пистолета — «DESERT EAGLE КАЛБИРА 50». Ловить здесь тебе нечего — вместе с твоими яйцами. А теперь — съебали отсюда.

— Убери пушку.
— Не понял, а что здесь делает Борис? Борис, что ты здесь делаешь?
— Пошел на хуй!
[выстрелы]
— Где дипломат?
— Ты говна кусок.
— Не зли меня, Борис.
— Я тебе покажу.
[выстрелы]
— Хуй тебе.
[выстрел]
— Не попал.
— Да ёб твою мать.
[выстрел]

— Я не хочу туда заходить. Я оттуда уже не выйду.
— Ты и отсюда не выйдешь, если сейчас же не выйдешь.

— Зачем ты его туда засунул?
— Спрятал на тот случай, если нас ограбят.
— Ты чего, вообще ненормальный, что ли? Кто будет грабить двух черных, которые сидят с пистолетами в машине, которая стоит дешевле твоей рубахи?
— Тони «Пуля в зубах» и его друг, «DESERT EAGLE КАЛБИРА 50».
— А им-то какое дело?
— Они оба смотрят прямо на меня.
— Никогда не следует недооценивать предсказуемость тупизны. А ну вылезли из машины. Свои водяные пистолетики можете оставить.

Покажи мне, как надо управлять этим ебучим цаганом, и я тебе покажу, как управлять отмороженным бандитом, который кормит свиней человечиной.

— Тони.
— Что?
— Посмотри в собаке.
— Что значит: посмотри в собаке?
— В смысле — открой ее.
— Еб твою мать, это не консервная банка с бобами. Что значит: открой ее?
— Ты отлично меня понимаешь.

— Хотите что-нибудь задекларировать?
— Да. В Англию — ни ногой.

Есть еще целый табор цыган, которым все это может ни хуя не показаться смешным. Особенно тогда, когда они будут тушить своих подожженных детишек.

С вами бывало такое — переходишь дорогу и смотришь не в ту сторону? И вдруг на тебя вот-вот наедет автомобиль. И что ты делаешь? Как правило, какую-нибудь глупость. Ты замираешь. И жизнь твоя не проходит перед твоими глазами, потому что ты так охуенно напуган, что вообще думать не можешь. Ты просто замираешь с глупой рожей. А цыган — нет. Почему? Да потому, что он сам планировал наехать на автомобиль. Мне сразу показалось, что уж больно легко он воспринял гибель своей матери. И на каждое действие — есть противодействие. А противодействие цыган — вещь охуительная.

Вот тогда-то я и понял, что цыган постоянно все деньги ставил на себя. Именно поэтому этот гад не ложился тогда, когда было надо. Нас обувал, а сам наживался. И теперь мы оказались в положении еще хуже того, чем было в самом начале.

Невозможно найти цыгана, который не хочет, чтобы его нашли, Томми.

Удивительно, сколько всего может случиться за неделю.

Перевод Дмитрия Пучкова (Гоблин).

Один комментарий: Большой куш (Snatch). Цитаты

  • OVK говорит:

    Отличный фильм. смотрел его несколько раз и еще бы посмотрел. Автору спасибо за цитаты.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписка по e-mail