фильмы, которые вдохновляют
Наш VK-паблик


История рыцаря (A Knight’s Tale). Цитаты

— Он умер.
— То есть как?
— Искра его жизни потонула в дерьме. Его душа отлетела, а смрад остался.

— Я знаю, как ведется счет, Роланд. Я всю жизнь ждал этого момента.
— Ты ждал, когда сэр Эктор обгадится до смерти?

Я хочу дотянуться до звезд, не хочу до конца жизни оставаться никем.

Мы дети крестьян. Чины, богатство, слава — все это нам недоступно. Наша заветная мечта — наесться досыта.

13 флоринов могут изменить судьбу троих людей.

Ну, понимаете? Двигаться, идти устало, медленно, но упорно. Так идет вперед человек, у которого в жизни не осталось ничего, кроме стремления выстоять.

— Мы можем поговорить?
— Ах, поговорить… Но украшение женщины — молчаливость…
— Я готов слушать вас, чего бы мне это ни стоило.
— Это чудесно, ведь безмолвие стало мне в тягость.

Красота — это зло. Молитесь о том, чтобы скорее постареть и достойно служить Господу.

Обо всем можно забыть, когда видишь прекраснейшую из дам в мире.

Господа, миледи, и все те, кто не восседает на подушках! Сегодня! Сегодня вы все друг другу ровня, поскольку всем вам повезло. Мне, скромному юноше, выпала честь, нет, великое счастье представить вам рыцаря, чей благородный род древнее знаменитого рода самого Карла Великого. Впервые я его встретил на холме близ Иерусалима, он говорил Богу о страданиях, которые он причинил сарацинам в сражении и молил простить его. Затем он поверг меня в изумление, в Италии он спас оставшуюся без отца девушку от непристойных посягательств ее турецкого родича. В Греции он провел год в тишине, дабы проникнуть в тайну звучания безмолвия. Но золото в позолоте не нуждается, отбросим болтовню. Радуйтесь! Невероятный мечтатель, поборник нравственности и чести, служитель Господа нашего, единственный могучий сэр Ульрих фон Лихтенштайн.

Милосердие — это слабость.

— Ради победы, Ульям, спи наконец.
— Не могу, любовь дала мне крылья, я хочу летать.

Женщины подрывают волю, а без воли тебе не видать победы.

Если человек в себя верит, он может всё.

Вы были взвешены, вы были измерены и были признаны негодным.

Если бы я говорил с Господом, я попросил бы остановить луну, чтобы со мной навсегда остались этот вечер и ваша красота.

Мой господин, граф Одемар, сын Филиппа де Витри, сын Жиля. Командир вольных отрядов, носитель больших мужских достоинств, доблестный образец доблести и храбрости.

— Сэр Ульрих, я пришла спросить, в чем вы будете на балу.
— Ни в чем.
— Это будет сенсацией, поскольку я оденусь так же.
— Вы все время думаете о том, во что одеться?
— По-моему, она наоборот сказала, что разденется.

— Цветок хорош, если его лепестки красивы, не так ли?
— В цветах нет ничего хорошего.
— Разве?
— Цветами не утолишь голод и от холода не укроешься ими.
— А также невозможно выбить всадника розой из седла, верно?
— Что за вздор? Глупость.
— По мне лучше быть глупым цветком, чем глупым камнем с палкой на коне.

Страшно представить, я не видел тебя месяц. Я видел новолуние, а тебя нет. Я видел закаты и рассветы, а твое дивное лицо — ни разу.

Знал я одну девушку, но она разбила мне сердце, и я сказал, что его осколки так малы, что могли бы пройти сквозь игольное ушко.

Я тоскую по тебе, как солнце среди зимы тоскует по цветам. Без красоты, к которой тянулись его лучи, сердце леденеет, словно бездна, в которую повергла меня разлука.

Я отправляюсь на турнир в Париж, он покажется мне пустыней, если там не будет тебя.

Надежда спасает, лишь она помогает дожить мне до вечера, а потом до утра.

Англичанину не победить во французском турнире, французская земля уйдет из-под английских ног.

— Он точно придет?
— Точно, как и то, что взойдет солнце.

Я одолею всех противников ради тебя. Твоя красота отразится в моих доспехах и в боках моего коня.

— Тебе нужен лекарь.
— Да он приходил, сказал, что жить буду, хотя не верится.

Мой отец говорил: «Горя бояться — счастья не видать».

— Отец, я боюсь.
— Чего?
— Что не смогу найти дорогу домой.
— Не бойся, Уильям, ноги сами тебя приведут.

— Моя гордость — это единственное, чего им не отнять.
— Но они собираются сломить ее, и они это сделают. Всё в их власти. Не подвластна только любовь.

Такие дни, как этот, бывают слишком редко, чтобы загромождать их словами.

Подписка по e-mail