фильмы, которые вдохновляют
Наш VK-паблик


исторические

Семнадцать мгновений весны. 8 серия. Цитаты

Пожалуй, в темноте я вместо аспирина выпью слабительное.

Его связи там важнее его самого здесь.

Да пусть бы у него дед был трижды евреем!

Становитесь монументом веры на наших костях.

От предчувствия удачи у него даже вдруг заболела голова.

У нас все были в СС.

— Эта певица переживет себя. Ее будут помнить и после смерти.
— Это в вас говорит снисходительность.
— Это во мне говорит любовь к Парижу.

У него действительно хорошая память, если еще учесть его возраст и необычайность ситуации.

Память памятью, а повторить никогда не мешает.

Мое имя, хоть раз вами произнесенное, — в бреду или под пыткой — означает мою смерть.

Это не угроза, поймите меня правильно. Это реальность. А ее надо знать всегда и всегда о ней помнить.

Что знают двое, то знает свинья.

Семнадцать мгновений весны. 7 серия. Цитаты

Женщина уходит к другому в поисках силы.

Я не убегу. У вас очень крепкие запоры.

У одних стимул — деньги, у других — мужчины. У вас самый хороший стимул в работе — ваше дитя, ведь так?

Настоящий кофе здесь делают по первому требованию только тем, у кого чужой паспорт.

Странное свойство моей физиономии: всем кажется, что меня только что где-то видели.

Военным сейчас надо иметь сильные ноги.

Что, изобрели новый способ воевать? Не сжигая и без жертв?

От красных можно всего ждать. Впрочем, от американцев тоже.

Государства как люди. Им претит статика.

Фанатизм никогда не даст окончательной победы.

Тот, кто работает под началом какого-нибудь вождя, обязательно теряет инициативу.

И гибель наша будет такой сокрушительной, что память о ней будет ранить сердца еще многих поколений немцев.

Пограничникам у меня сегодня делать нечего.

В этом снежно-голубом мире невозможно себе представить ни голода, ни бомбежек, ни разрухи.

Семнадцать мгновений весны. 6 серия. Цитаты

Это хорошо, что вы мне так убедительно лжете.

Ваше злодейство догматично, поэтому особенно страшно.

— Вам жаль Германию?
— Мне жаль немцев.

Диктатуре понадобились пацифисты?

Все деятели церкви имеют вес в этом мире.

Вот эта моя миссия, в чем она будет состоять конкретно? Ведь я не умею воровать документы и стрелять из-за угла.

Из всех людей, живущих на земле, я больше всего люблю стариков и детей.

В наше время все новости — дурные новости.

От стариков все зло в этом мире.

Главное, чтобы у человека был Бог в душе.

Не падайте в обморок, но, по-моему, мы все под колпаком у Мюллера.

Для меня важнее всего дело, а не честолюбие.

Семнадцать мгновений весны. 5 серия. Цитаты

— А как вы сюда пришли?
— По лестнице.

Боже! Как же я вас давно видел.

Просить у меня Мейверса — это все равно, что мне просить у вас тонну маргарина.

Вы ведь не любите могучие торсы и гордо посаженные тупоумные головы.

Меня научили спорить лишь с теми, кому я могу верить до конца.

Рефлекс страха, что поделаешь.

Пожимая руку рейхсфюреру, Борман копает ему яму.

Война — не война, как «Баварское» появится, все тут как тут.

Пей пиво, не лопнешь.

Меня больше всего утраивает обращение «Мюллер»: категорично, скромно и со вкусом.

Фюрер должен жить в тепле.

— Что я должен сделать?
— Ничего. Жить. И в любую минуту быть готовым к тому, чтобы совершить необходимое.

Все-таки итальянские голоса — лучшие в мире.

Единственная возможность спасти Европу от большевизма — это сделать перемирие с немцами.

Семнадцать мгновений весны. Серия 4. Цитаты

Он давно жил в Германии, знал этот народ и верил в его будущее.

Быть солдатом революции — это хранить нерушимую верность делу.

Вы позвоните в гестапо или позвоню я?

Воистину, куришь американские сигареты — скажут, что предал Родину.

Как быстро мы умеем забывать.

Он рапортует, словно артист оперетты: голосом из живота и с постоянным желанием понравиться.

Я всегда жалею адьютантов: постоянно нужно сохранять многозначительность, иначе люди поймут их ненужность.

Адьютант очень нужен. Он вроде красивой охотничьей собаки: и поговорить можно между делом, и, если хороший экстерьер, другие охотники завидуют.

Рад видеть вас, чертей. Опять затеваете какое-нибудь очередное коварство?

Люди умирают, память о них остается. Пусть даже такая память.

Маленькая ложь рождает большое недоверие, Штирлиц.

Считайте, что мои цели избыточно честны.

Семнадцать мгновений весны. 3 серия. Цитаты

Где мы теперь будем лечиться?

Лишь один принцип должен существовать для членов СС: честными, порядочными и верными мы должны быть только по отношению к представителям своей расы и ни к кому другому.

Наши концентрационные лагеря — это гуманное средство для спасения врагов национал-социализма.

секретное досье на врагов и на друзей.

Для всего мира понятия «Гимлер» и «палач» слились воедино.

Ты относишься к тому редкостному типу женщин, которых беременность делает неотразимыми.

Беременность делает красивой любую женщину, а у тебя просто не было возможности этого замечать.

Оказывается, это огромная хитрость — пища для беременных.

Человечество больше всего любит чужие тайны.

— Как ты думаешь рожать, малыш?
— Кажется, нового способа еще не придумали.

— Ничего, стану кричать по-немецки.
— Ну что ж. Можешь добавлять немного русской брани, только обязательно с берлинским акцентом.

Мечтаю о семи часах сна, как о манне небесной.

Никогда не думал, что пытка бессоницей — самая страшная пытка.

Им можно фантазировать, у них нет конкретной работы.

Понимаете, у него вырос огромный зуб на Штирлица.

Мы, сыщики, должны выражаться существительными и глаголами.

Действия и поступки — одно и то же.

Запомните этого человека. Теперь вы будете водить его повсюду. Желательно даже из сортира в умывальню.

Семнадцать мгновений весны. 2 серия. Цитаты

Роскошь засасывает, мой фюрер.

«Это угодно нации», — сказал Геринг, посетив этот лагерь смерти.

«Нет, — думал Штирлиц. — В моей борьбе на Геринга ставить нельзя. Он Колосс на глиняных ногах».

Я не хочу будить в вас злобную химеру подозрительности по отношению к товарищам по партии и совместной борьбе.

Любовь к Родине и фюреру заключается не в том, чтобы слепо врать друзьям по работе.

Он отличный службист, хотя фантазии маловато.

Создатель новой морали Третьего рейха.

С фюрером я восстану из пепла, с фюрером я погибну — третьего не дано.

Вы так убежденно доказываете, что человек произошел от обезьяны, как будто вы лично видели эту обезьяну и она шепнула это вам на ухо.

Вы верите в обезьяну в человеке, а я — в Бога, который есть в каждом человеке.

Я получил образование в тюрьме.

Когда вы смеетесь, разговариваете, жалуетесь на боль в печени, это впечатляет, если учесть, что до этого вы провели головокружительную операцию.

Среди рабов нельзя быть свободным. Так не лучше ли быть самым свободным среди рабов?

Честность подразумевает действие.

Бездействие хуже предательства.

Хорошая книга делает человека умнее, острее, я бы даже сказал, сложнее.

Подписка по e-mail