фильмы, которые вдохновляют
Наш VK-паблик


исторические

Орда. Цитаты

— А вы раком попробуйте.
— Он говорит, мы должны уподобиться женщине.

…Не потому, что я лют. Я добрый. Просто нам надо где-то пасти овец.

— Пошли ко мне в жены. Я сам тебе буду по утрам снег приносить.
— Что ж тогда твои жены грязные ходят?
— Старухи. Их отмоешь — испугаешься. Читать далее

Еще одна из рода Болейн (The Other Boleyn Girl). Цитаты

Он страдает от боли, но еще сильней муки уязвленной гордыни.

Когда спишь с королем, эти отношения перестают быть личными.

— Значит, были между вами неуместные сношения?
— Я разделила ложе с мужем. В этом нет ничего неуместного.

Понаблюдай за придворными дамами: как они добиваются желаемого, не топая ножками, а заставляя мужчин верить, что все зависит от них. В этом и заключается искусство быть женщиной.

— Это одному лишь Богу известно.
— Богу? Да он уже давно закрыл на все глаза.

— Что ты знаешь о настоящих мужчинах?
— Я прочла много книг и слышала достаточно, чтоб распознать такого, предстань он передо мной.

— И ты в это веришь, что женщина может быть равной мужчине?
— Этим вопросом женщины задаются давным давно. Мужчины обладают некой ценностью. И мы согласны принимать их за равных. Читать далее

Безумие короля Георга (The Madness of King George). Цитаты

— Сын такой никчемный.
— Да, и все толще и толще.

Если горстка бродяг-колонистов из Америки смогли прижать его, то почему мы не сможем?

Георг, улыбайся, ленивая псина, тебе за это деньги платят.

Мужчина должен жениться. Да-да, лучшее, что я делал.

Я один мог бы унавозить весь округ.

И не ворчите. А то ворчание тоже будет проблемой.

— 6 часов сна достаточно для мужчины, 7 — для женщины и 8 — для дурака.
— У нас было только три. Мы легли ровно в час.
— Сэр, это что, это дерзость?
— Нет, сэр, это арифметика. Читать далее

Семнадцать мгновений весны. 12 серия. Цитаты

Ну вот, Катюш. Считай, что все кончилось.

— Надо думать о будущем.
— Без прошлого нет будущего.

Мои личные требования — это мир для немцев.

Наверное, так чисто поют только в раю.

Новости есть, но дать им оценку я не в силах. Либо нужно перестать верить всему миру, либо сделаться циником.

У рейхсфюрера слишком ранимое сердце.

В любви я Эйнштейн.

Я вот что тебе хочу сказать: я хочу быть с вами.

— Поклянись!
— Чтоб я сдох. Иди, начерти пару формул.

С вами страшно говорить. Вы ясновидящий.

Семнадцать мгновений весны. Серия 11. Цитаты

Штирлиц, а Вас я попрошу остаться. Еще на одну минуту.

Вот с этого и надо было начинать.

И не следует смешивать интересы Германии с интересами Адольфа Гитлера.

Легенду надо подкармливать.

Золото партии — это мост в будущее.

Как только где-нибудь вместо слова «здравствуйте» произнесут «хайль» в чей-то персональный адрес, знайте: там нас ждут, оттуда мы начнем свое великое возрождение.

Семьдесят лет — возраст расцвета политиков.

Для того чтобы из Берлина сбежать на маленькую ферму в тропики, не нужно торопиться. Читать далее

Семнадцать мгновений весны. 10 серия. Цитаты

Ясность — это одна из форм полного тумана.

Мои пальчики можно найти в Голландии, Токио, Мадриде, Анкаре…

Ты генерал, тебе можно пить водку.

Нет уж, лучше я буду пить йод.

— Слишком много работы?
— Пока да.
— Потом ее вовсе не будет.

Я никуда не пойду. Я буду ждать вас здесь. Ну а потом, мне некуда идти в этом городе.

— Невозможно понять логику непрофессионала.
— А может, он хитрый профессионал?
— Хитрый профессионал не поехал бы в приют.

В нашем деле прежде всего — пощупать.

— Правда всегда торжествует — это мое убеждение.
— Радостное совпадение наших убеждений.

— Вы плохо выглядите.
— Хорошо, что еще вообще живу.

В такой тюрьме, да еще в подвале, я бы согласился поспать денек-другой.

Семнадцать мгновений весны. 9 серия. Цитаты

Смерть от жизни отличается двумя факторами: объемом и движением.

Откровенность — это высшая разумная целенаправленная субстанция цинизма.

Я перестану вам верить, если вы согласитесь отвечать на все вопросы.

А вы думаете, в нейтральной стране не работают агенты гестапо?

В политике все должно быть оговорено с самого начала.

Люди государственной политики не всегда понимают политику слуг Божьих.

Как говорится, карты на стол. Туз бит шестеркой.

Отказ от своего мнения всегда дурно пахнет.

Листы белой бумаги ждали его, разложенные на столе. И все это вносило в его жизнь порядок и смысл.

— Штирлиц идет по коридору?
— По какому коридору?
— По нашему коридору.

Сколько развелось идиотов, говорящих правильные слова!

Вас будут хоронить с почестями. После автокатастрофы.

Подписка по e-mail